1.1. Предпосылки

По военной дороге Шёл в борьбе и тревоге Боевой восемнадцатый год… (А. Сурков «Конармейская песня»)

ЦНИИС отсчитывает 90 лет своей истории с 11 ноября 1918 года. В этом «боевом» восемнадцатом произошло много событий, повлиявших на судьбу нашей страны. Но в контексте нашей книги следует остановиться на трех из них:
  • В феврале был осуществлён переход к новому календарному стилю. Благодаря этому, девяностолетнюю хронологию ЦНИИС можно излагать чётко, не прибегая к календарным поправкам.
  • 16 марта Москва вновь стала столицей. Благодаря этому обстоятельству наш институт получит название «центральный».
  • 11 ноября были основаны лаборатории, развившиеся в дальнейшем в ЦНИИС
Что же в то далёкое время вызвало необходимость в развёртывания научно-исследовательских работ в области связи? В стране в 1918 году уже существовали все виды связи – почта, телеграф, телефон, радиосвязь. Однако вся применявшаяся в России техника связи была иностранного происхождения – либо закупленная за рубежом, либо произведенная на российских заводах, построенных иностранными фирмами и выпускавших зарубежные изделия. Обстановка в стране в 1918 году была грозной. Началась гражданская война и иностранная интервенция. Все это создало серьезные проблемы для советской власти. Тем не менее, руководство страны уделяло большое внимание вопросам связи, т.к. прекрасно понимало роль этой отрасли в период войны и разрушенной экономики. Состояние научного обеспечения в ведомстве связи можно проиллюстрировать высказываниями, видных деятелей отрасли, сделанными в 1918 году. Строки, приведенные ниже, принадлежат В.Н. Подбельскому – Народному Комиссару почт и телеграфов:
«Телеграф Советской Республики лишён в настоящее время основного условия правильного развития и строительства. Лишён, так сказать, технического разума. Это удивительный и, надо прямо говорить, позорный факт. У нас совершенно отсутствует руководящий научный орган, который мог бы заниматься одновременно теоретической разработкой и практическим применением различных испытаний, усовершенствований и изобретений в области телеграфии…Ясно, что говорить при таких условиях о строительстве будущего, требующего использования самых последних завоеваний науки и техники, не приходится. Создание в России научно-показательной лаборатории по телеграфии является при таких условиях основной первоначальной задачей строительства. В Народном Комиссариате почт и телеграфов вопрос о создании такого научно-показательного органа уже поставлен на очередь. Представлено несколько проектов организации его. Разрешить этот вопрос практически необходимо в ближайшую очередь. Советское почтово-телеграфное ведомство, следующее в своей работе социалистическому принципу максимального технического совершенства будущего строительства, должно отнестись к этому вопросу с исключительным вниманием».
В.Н. ПодбельскийПочта, телеграф, телефон. М.: изд. НКПиТ, 1927, с. 39.
Крайнюю озабоченность отсутствием научной базы отрасли высказывали и ведущие специалисты. Инженер Петроградского телеграфа Павел Андреевич Азбукин в 1918 году писал о потребности в научной лаборатории, где можно было бы проводить различного рода исследования:
«Что касается научных исследований в области телеграфии и изыскания средств к улучшению техники телеграфного дела в России, то этот вопрос остается до сего времени не разрешенным, так как почтово-телеграфное ведомство не имеет у себя испытательной телеграфной станции, где могли бы производиться инженерами научные испытания.Отсутствие такой лаборатории сильно сказалось на технической стороне телеграфного дела в России. Явления, происходящие в проводах и аппаратах, оставаясь неисследованными, а, следовательно, и непонятными лицам технического персонала, повседневно обслуживающими эти провода и аппараты, заставляли их самостоятельно, ощупью, искать причины слабого прохождения, зачастую совершенно не там, где следовало бы. И результат получился печальный».
П.А. АзбукинИзвестия союза техников, 1918, № 17-18.
Выделение телеграфа среди прочих технических видов связи в то время не было случайным. Радиосвязь, будучи недостаточно надёжной, работала в основном в телеграфном режиме. Междугородная телефонная связь только начинала развиваться и не охватывала подавляющего большинства населённых пунктов. Таким образом, в 1918 году на территории России телеграфная связь являлась наиболее развитой и надёжной. Необходимость развивать и совершенствовать как телеграф, так и другие технические виды связи настоятельно требовала формирования научно-исследовательской базы. Именно осознание роли науки в деле развития связи явилось предпосылкой и началом 90-летней истории ЦНИИС. Информация для сведения: Павел Андреевич Азбукин (1882-1970) Один из основоположников отечественной отраслевой науки. По окончании электрофизического факультета Петербургского электротехнического института в 1908 г. зачислен младшим механиком в штат Главной телеграфной конторы в Петербурге. В 1911 г. – уже главный механик этой компании. Организовал первую в России телеграфную измерительную лабораторию. В послереволюционный период стал основателем первых научных организаций в области связи. С 1926 г. – профессор Ленинградского политехнического института. После перевода в Москву в 1928 г. работает на руководящей должности в Центральной лаборатории связи и продолжает преподавательскую деятельность, заведуя кафедрой линейно-кабельных сооружений Московского института инженеров связи. С 1937 г. – доктор технических наук. С 1937 по 1939 гг. возглавлял организованную им лабораторию проводной связи при секции электросвязи АН СССР. С начала Великой Отечественной войны продолжает свою деятельность в Сибири. С сентября 1941 г. – профессор, а с 1943 г. – заведующий кафедрой транспортной связи Томского института инженеров железнодорожного транспорта, где проработал много лет. Два ордена Ленина, два ордена Трудового Красного Знамени. Заслуженный деятель науки и техники РСФСР.

1.2. Научно-испытательные телефонно-телеграфные станции – корни ЦНИИС

В начале было Слово… (Евангелие от Иоанна)

Началом всему (имеется в виду, конечно ЦНИИС) послужило согласно эпиграфу «слово», выразившееся в обстоятельной, на тринадцати машинописных страницах записке П.А. Азбукина. Эта записка называлась «К вопросу об учреждении испытательной телеграфно-телефонной станции почтово-телеграфного ведомства» и была представлена Комиссару почт и телеграфов Союза коммун Северной области РСФСР. Естественно, что вопрос такой важности должен был решаться в центре, и, поэтому, записка Азбукина была отправлена в новую столицу. В результате она 5 октября 1918 г. была получена Народным Комиссариатом почт и телеграфов (НКПиТ). Записка содержала описание плачевного состояния телеграфного дела в стране и логическое обоснование необходимости научных исследований в области телеграфии. В ней были сформулированы двенадцать тем, нуждавшихся в первоочередной проработке. Вот некоторые наиболее важные из них (сохранена редакция первоисточника):
  • «Изыскание рациональных способов эксплуатации длинных телеграфных и телефонных российских проводов и установление в связи с этим наивыгоднейшего расстояния между трансляциями, а также выбор для них системы аппаратов …»
  • «Установление способов периодических измерений проводов и станционных заземлений и сводка этих измерений в целях постоянного контроля работоспособности проводов …»
  • «Составление технических условий на поставки заводами аппаратов и различных технических и строительных материалов …»
  • «Вопрос ближайшего будущего – относительно электрификации железных дорог – выдвигает необходимость предварительных лабораторных исследований влияния проводов высокого напряжения на телеграфные и телефонные провода, а в дальнейшем и по отношению к каждому частному случаю, и изыскания способов устранения этого влияния».
И, что самое важное, в конце записки был дан «проект учреждения научно-испытательной станции», а также приведен перечень лабораторий и других помещений, штатное расписание на 40 человек, размеры помещений, суммы на приобретение оборудования. Рассмотрение записки дало положительный результат. Несмотря на тяжелую обстановку в стране, Коллегия при Народном Комиссаре почт и телеграфов (НКПиТ) 11 ноября 1918 года постановила учредить Научно-испытательные телефонно-телеграфные станции в Москве и Петрограде. Эти две станции образовали первые научные учреждения в отрасли связи для России, т.к. в Российской Империи у ведомства связи не было научных учреждений. Тут следует остановиться на некоторой исторической неоднозначности. Дело в том, что в одних документах эти научные учреждения назывались станциями, а в других – лабораториями. Наиболее парадоксальным является документ под названием «Выписка из журнала Коллегии при Народном комиссаре Почт и Телеграфов». В этой выписке в графе «слушали» написано «Об учреждении … станции», в то время как в графе «постановили» уже фигурируют лаборатории. В дальнейшем тексте данной главы используется название «станция» как наиболее часто встречающееся в более поздних документах. Заведующим Петроградской станцией был назначен инженер П.А. Азбукин, а заведующим Московской станцией – инженер М.М. Божко-Степаненко. Разместились станции в помещениях Московского и Петроградского телеграфов и использовали в первое время оборудование мастерских этих телеграфов. М.М. Божко-Степаненко отличался демократичностью и был очень любим сослуживцами. Проработал он заведующим Московской станцией до своей безвременной кончины в 1923 году. В день похорон над его могилой были прочитаны стихи, отразившие жизненное кредо, по сути дела, первого руководителя ЦНИИС: Он дел своих ценою злата Не взвешивал, не предавал. Не ухищрялся против брата И на врага не клеветал! Информация для сведения: Божко-Степаненко Михаил Михайлович (1866 – 1923) Михаил Михайлович Божко-Степаненко родился 18 июня 1867 года. Среднее образование получил в Санкт-Петербургском Коммерческом училище. В 1887 г. поступил в Техническое училище Почтово-телеграфного ведомства, которое окончил 1893 г. Свою служебную деятельность начал в Самарском Почтово-Телеграфном Округе, затем работал в Оренбургской и Самарской Почтово-Телеграфных конторах. В 1895 г. переводится в Управление Московских городских телеграфов, а через три года – в Управление Санкт-Петербургских городских телеграфов, где, спустя несколько лет становится начальником этого Управления. М.М. Божко-Степаненко являлся виднейшим российским специалистом и знатоком телеграфного дела. Перед первой мировой войной он вновь переводится в Москву в качестве начальника Управления Московских городских телеграфов. В 1918 г. назначен заведующим Научно-испытательной станции в Москве. 15 апреля 1923 году М.М. Божко-Степаненко скончался после тяжёлой болезни. Штат станций первоначально был установлен по 6 человек для каждой из них. По ходатайствам заведующих станциями он постепенно увеличивался. 20 декабря 1921 года состоялось заседание Технического совета НКПиТ, на котором был заслушан доклад М.М. Божко-Степаненко о научно-испытательных станциях. На этом заседании было утверждено «Положение о научно-испытательных телеграфно-телефонно-радиотехнических станциях Комиссариата почт и телеграфов в Москве и Петрограде«. Положение было введено в действие приказом НКПиТ от 24 января 1922 г. № 22/61. Ниже приведены некоторые выдержки из этого Положения:
«Н.И. (научно-испытательные) станции предназначаются для рассмотрения и исследования в лабораторной и практической обстановке технических вопросов, возникающих при обслуживании телеграфной, телефонной и радиосвязью потребностей РСФСР, а также для работ по изобретению и усовершенствованию различных приборов и аппаратов, могущих быть примененными в области телеграфно-телефонного и радио-дела». «Н.И. станции изыскивают наиболее рациональные способы технической эксплуатации телеграфных, телефонных и радио-сооружений…». «Н.И. станции временно помещаются в зданиях Центральных телеграфных контор в Москве и Петрограде и пользуются от последних энергией для освещения, моторов и питания телеграфных и телефонных сетей, сетью телеграфных проводов и мастерскими по соглашению с соответствующими учреждениями Н.К.П. и Т…».
Работники станций освобождались от службы в армии, им обеспечивался рабочий паек. О том, насколько важны были для страны эти станции, говорит хотя бы тот факт, что их работники должны были освобождаться от службы в армии и обеспечиваться рабочими пайками. Правда, данные предписания выполнялись далеко не всегда. Обстановку, в которой приходилось работать коллективам станций, характеризует следующий эпизод. На упоминавшемся уже заседании Технического совета в «Текущих делах» была заслушана телеграмма инженера П.А. Азбукина об отказе Петроградского отдела народной связи в выдаче Петроградской научно-испытательной станции пайкового коллективного снабжения за ноябрь 1921 г., а также о ходатайстве НИС (научно-испытательной станции) о денежной компенсации за ноябрь ввиду тяжелого материального положения станции. Состояние связи в первые годы работы Научно-испытательных станций можно оценить по «Отчёту НКПиТ VIII съезду Советов» (1920 г.). Главное внимание уделялось поддержанию связи между разбросанными фронтами. Часто все учреждения связи со всем штатом и оборудованием передавались Красной Армии (например, на западном фронте, на южных фронтах). Телеграфные и телефонные линии и станции в первую очередь подвергались захвату белыми бандами. Силы поглощались бесконечным восстановлением разрушенного, эвакуацией и возвращением станционного оборудования и личного состава. При таких условиях связь не могла широко использоваться для нужд народного хозяйства и административных органов. В этом Отчёте о науке сказано следующее:
«Хотя основное внимание Наркомпочтеля обращалось на текущую работу по восстановлению нарушений связи, но вместе с тем делалось все возможное для того, чтобы изыскать пути к лучшему техническому устройству на телеграфе, телефоне и, в особенности, на радио-телеграфе. Были собраны лучшие инженеры для организации ряда опытов и разработки такой конструкции аппаратов, которые наиболее пригодны в условиях мало развитой сети Советской России. Для этого были устроены научно-испытательные станции в Москве и Петрограде, а также радио-лаборатория в Нижнем Новгороде. …В заданиях, которые даются испытательным станциям и радиолаборатории, Наркомпочтель руководствуется тем, чтобы достигнуть быстрейшего улучшения проволочной и беспроволочной связи при той скромной материальной наличности, которая, несомненно, в ближайшие годы не может увеличиться до таких размеров, чтобы дать возможность массовой постройки линий, как воздушных, так и подземных».
После окончания гражданской войны сотрудники станций участвовали в работах по восстановлению телеграфной и телефонной связи в Петрограде/Ленинграде и Москве. Представляет интерес цитирование другого документа – Отчёта НКПиТ за 1923-1924 бюджетный год:
«Ленинградская (Петроградская – до 1924 г.) научно-испытательная станция является лабораторией ведомства в разработке вопросов телеграфа и телефона. В этих областях она проделала ряд крупных и ценных для ведомства работ в области изучения аппаратуры, методов телеграфирования, электрических измерений и т.д. …Московская научно-испытательная станция разработала конструкцию центрального телеграфного коммутатора, который в значительной степени улучшает обмен корреспонденцией в крупных узловых пунктах и удешевляет эксплуатацию телеграфа. Разработанный тип телеграфной трансляции обещает поднять пропускную способность наших длинных связей, что имеет особое значение для русского телеграфа, так как основные его связи имеют значительное протяжение и нуждаются в хороших трансляциях. Под руководством этой же станции произведена установка агрегатов для непосредственного питания телеграфных цепей, взамен аккумуляторов, что также значительно упростило и удешевило эксплуатацию телеграфа. Научно-испытательная станция при Московской городской телефонной сети проделала чрезвычайно ценную работу для развития междугородных сношений в СССР – это разработка телефонной трансляции и оконечных усилителей. Применение трансляций дало возможность ведомству сразу же подойти к осуществлению таких длинных междугородных связей, о которых раньше говорить не приходилось».
Приведенных цитаты характеризуют как задачи и дела научно-испытательных станций, так и условия, в которых они делали свои первые шаги. С течением времени московская и петроградская станции были объединены и после нескольких этапов расширений и преобразований превратились в Центральный научно-исследовательский институт связи. Но это произойдёт ещё не скоро.

1.3. От НИС через ЦЛС и НТУ в НИИС

Tempora mutantur, et nos mutamur in illis. (Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними.) (Латинская пословица)

В историческом плане очень примечателен тезис, прозвучавший в Отчёте НКПиТ за 1923-1924 бюджетный год: «В текущем году НКПиТ поставил задачу объединения в Москве всех разрозненных (в силу объективных условий строительства в революционный период) научно-испытательных станций. Такое объединение, вне сомнения, благоприятно отразится на координированной работе станций, создаст из них более мощный аппарат и даст возможность более рационального использования отпускаемых на содержание станций средств». Это было заявлено в начале 1925 года. Однако запланированное объединение совершилось только в конце 1927 года. А до этого произошли следующие события:
  • В конце 1926 г. научно-испытательная станция в Москве получила название Московская научно-испытательная телеграфная станция НКПиТ;
  • Наряду с существующими двумя первыми научно-испытательными станциями и Нижегородской радиолаборатории были созданы Научно-испытательная телефонная станция при Московской городской телефонной сети (МГТС) (1922 год) и Радиоиспытательная станция в Москве с отделениями при Люберецкой приёмной станции и при передающей радиостанции им. Коминтерна (1927 год).
Сложилась ситуация, при которой в ведомстве связи научно-исследовательская работа велась в пяти станциях, не объединенных каким-либо руководящим центром. При этом круг задач, поручаемых станциям, постоянно расширялся. На Коллегии НКПиТ в декабре 1925 г. был образован Научно-технический отдел в НКПиТ, призванный руководить станциями. Тогда же в очередной раз было предложено сосредоточить научно-исследовательское дело в Москве, создав объединенный институт. В результате (правда, спустя почти два года) постановлением Коллегии НКПиТ от 15 ноября 1927 г. утверждено Положение о Центральной лаборатории связи НКПиТ и определен «круг ведения» этой лаборатории. В Положении указывалось, что «все могущие возникнуть в дальнейшем… ведомственные лаборатории, опытные станции… либо входят в состав ЦЛС и рассматриваются как ее отделения, либо, при подчинении их местным управлениям или производственным предприятиям НКПиТ, в своей технической деятельности направляются Центральной лабораторией связи». В соответствии с вышеуказанными документами в компетенцию Центральной лаборатории связи (ЦЛС) входили следующие задачи:
  • теоретические и экспериментальные разработки и изыскания наиболее рациональных схем, конструкций и методов устройства и эксплуатации технических средств связи;
  • содействие ведомственным органам в деле профтехнической подготовки персонала для нужд ведомства;
  • участие по заданиям НКПиТ в проработке технических вопросов, входящих в программу деятельности международных организаций связи.
Сама лаборатория была образована по Приказу НКПиТ от 7 декабря 1927 г. Она объединила бывший Научно-технический отдел НКПиТ, две московские Научно-испытательные станции, Опытную радиостанцию с приемной радиолабораторией, Лабораторию передатчиков, Ленинградскую Научно-испытательную станцию и Техническую библиотеку НКПиТ. Директором ЦЛС был назначен Николай Владимирович Новиков. В структуру ЦЛС входили следующие подразделения:
  • проволочная (телеграфно-телефонная) секция (Москва, ул. Тверская, 17);
  • радиосекция в составе опытной радиостанции и радиоиспытательной станции;
  • Ленинградская научно-испытательная станция;
  • техническое бюро.
Был образован Совет ЦЛС для рассмотрения наиболее крупных организационных и технических вопросов. Из Ленинграда был переведен П.А. Азбукин и назначен заведующим проволочной секцией ЦЛС. До 1929 ЦЛС размещалась в помещении тогдашнего Московского центрального телеграфа (угол Чистопрудного бульвара и ул. Мясницкой, т.е. где теперь находится Центральный почтамт). В 1929 году ЦЛС переехала в здание Центрального телеграфа СССР на Тверской. В мае 1928 г. образован Научно-технический комитет при НКПиТ. В него от ЦЛС вошли директор ЦЛС Н.В. Новиков и профессор П.А. Азбукин. В том же году директором ЦЛС стал Михаил Юрьевич Юрьев. В сентябре 1928 г. утверждено типовое положение о научно-испытательных станциях (НИС) при территориальных Управлениях связи. Такие станции должны осуществлять научно-техническое руководство и обслуживать потребности Управления связи и его предприятий. В июне 1930 г. ЦЛС была переименована в Научно-техническое управление (НТУ) НКПиТ. (Приказ НКПиТ от 12 июня 1930 г. № 11/424). Начальником НТУ был назначен Александр Васильевич Воробьёв. Целью создания НТУ было расширение функций имеющихся лабораторий и станций по научно-техническому руководству в хозяйстве связи. Одновременно было решено при территориальных Управлениях связи организовать свои НИС, где их еще нет. Было утверждено типовое положение о НИС со штатом каждой НИС в количестве 11 человек. Однако в связи с затруднениями в получении аппаратуры и недостатком кадров развертывание НИС шло медленно и в ограниченных масштабах. С 1 января 1932 г. Научно-техническое управление НКПиТ было реорганизовано в Научно-исследовательский институт связи (НИИС). Первым директором института стал начальник НТУ А.В. Воробьёв. Таким образом, Центральная лаборатория связи (вместе с НТУ) просуществовала недолго – с декабря 1927 по декабрь 1931 года. Однако эти метаморфозы относились в основном к названию предприятия. А его научно-технический коллектив рос, развивался, решал возникающие задачи развития новой техники связи. Такова хронология института от начальной точки до 1931года, когда до добавления к его названию заветной буквы Ц оставалось ещё девять долгих лет.

1.4. Первые научные шаги

Хорошее начало – половина дела (Абдула из кинофильма «Белое солнце пустыни»)

1.4.1. Научные направления

Первоначальная деятельность Московской и Петроградской НИС и их «потомков» вылилась в четыре основных научных направления:
  • линии связи;
  • телеграфная связь;
  • дальняя телефонная связь;
  • радиосвязь.
Первые три из этих направлений сохраняли своё значение в номенклатуре научной и практической деятельности ЦНИИС в течение многих лет. Что касается радиосвязи, то с 1949 года эта тематика является уделом Научно-исследовательского института радио (НИИР). Тем не менее, до этого и ЦНИИС успел внести в развитие радиосвязи свою лепту. В 20-х годах были разработаны радиоприемники и устройства пишущего приёма. Проводились исследования распространения радиоволн. Был создан ряд радиоизмерительных приборов и разработана методика испытания радиоламп. Особо следует отметить, что в сотрудничестве с Пулковской обсерваторией был разработан метод передачи сигналов точного времени. Интересно, что проблема распространения сигналов единого точного времени в телекоммуникационных сетях актуальна и в наше время. Этим интенсивно занимается современный ЦНИИС.

1.4.2. Линии связи

В начале прошлого века то, что ныне мы называем транспортной инфраструктурой сети связи, представляло собой совокупность физических цепей – металлических проводов воздушных линий. Эта среда передачи сигналов и её физическая реализация в виде столбовых линий связи были изначально (т.е. по своей природе) недостаточно надёжными. Недаром, в виде шутки гербом связистов-романтиков той эпохи считали сердце, пронзённое телеграфным столбом. Важной проблемой воздушных линий была их подверженность внешним электромагнитным воздействиям. Поэтому большое внимание уделялось теоретическим и практическим аспектам борьбы с такими помехами. Существенным достижением в этой области явилась разработка рекомендаций по защите линий связи от влияния высоковольтных линий электропередачи. Важными работами в начале 30-х годов были исследования взаимных влияний параллельных линий связи и работы по теории скрещивания цепей воздушных линий связи, проводившиеся под руководством профессора П.К. Акульшина с участием инженеров А.Н. Гумели и В.З. Малышева. Информация для сведения: Акульшин Павел Кузьмич (1898 – 19**) П.К. Акульшин – крупнейший ученый в области линий электросвязи, доктор технических наук, профессор. Родился в 1898 г. в дер. Щигры Саратовской обл. В 1928 г. окончил МВТУ им. Баумана, затем был зачислен аспирантом и начал вести педагогическую деятельность, сначала в МВТУ, а затем в учебном институте связи (МИИС-МЭИС). В МЭИС заведовал кафедрой «Теория электрической связи». Работал в ЦЛС-НИИС-ЦНИИС с перерывами с 1928 г. по 1963 г. П.К. Акульшин – автор теории скрещивания цепей воздушных линий связи, соавтор знаменитой книги «Теория связи по проводам», руководитель проектирования линии Москва – Хабаровск. Его перу принадлежит множество книг, брошюр, учебных пособий, статей. Он создал свою научную школу, его многочисленные ученики стали видными деятелями связи. П.К. Акульшин – лауреат Сталинской премии, награждён орденами и медалями СССР. В это же время продолжались возглавляемые П.А. Азбукиным и М.И. Михайловым теоретические и экспериментальные исследования по защите воздушных линий связи от внешних электромагнитных влияний.

1.4.3. Телеграфная связь

Работы по телеграфной тематике велись в направлении повышения пропускной способности телеграфных линий, увеличения производительности аппаратов, внедрения телеграфных регенерационных станций (трансляций). В Москве группа специалистов под руководством Г.В. Дашкевича разработала ряд усовершенствований к различной телеграфной аппаратуре. Под руководством П.А. Азбукина были разработаны усовершенствованные схемы дальнего подтонального телеграфирования по телефонным цепям. Электрический фильтр позволял пропускать телеграфные токи на частотах ниже 87 Гц и телефонные токи на частотах выше 150 Гц. Такая аппаратура, начиная с 1926 года внедрялась на линиях Москва – Ленинград, Москва – Харьков, Москва – Ростов-на-Дону, Ленинград – Горький. Одной из успешных работ была разработка и внедрение телеграфного аппарата Тремля, названная так по фамилии его создателя. Информация для сведения: Тремль Леонид Иванович (1897 – 1957) Л.И. Тремль – известный изобретатель, видный специалист в области телеграфии, родился в 1897 году в г. Фатеж Курской обл. Окончил два курса Политехникума в г. Харькове, после чего был мобилизован в армию в феврале 1918 года. После демобилизации в 1923 году работал в Уобкомхозе зав. мастерскими, занимался проектированием аппаратуры радиовещания. В 1930 году поступил на работу в ЦЛС-НИИС-ЦНИИС. С начала Великой Отечественной войны мобилизован в армию. Впоследствии, будучи военнослужащим, работал в ЦНИИИС Наркомата-Министерства обороны. После демобилизации в 1951 году вернулся в ЦНИИС. В 1957 году Леонид Иванович скончался после тяжёлой болезни. В начале 1930 г. в ЦЛС приехал Леонид Иванович Тремль с телеграфным аппаратом для радио, одобренным комиссией Наркомвоенмора. Этот аппарат представлял собой электрифицированный аппарат системы Юза. Однако ознакомившись с основами телеграфии и с требованиями текущего дня, Л.И. Тремль отказался от идеи его внедрения, а через месяц изложил принципы нового, стартстопного аппарата с пятизначным кодом. Стартстопный буквопечатающий аппарат Тремля. Более того, к ноябрю 1930 года был уже готов макет аппарата. Это была очень успешная разработка. Важным аргументом в пользу аппарата был и тот факт, что обслуживать его мог даже телеграфист не очень высокой квалификации, поскольку при работе на нём не нужно было расшифровывать записи кодом, передавать «в такт» и т.д. Такой аппарат вполне мог бы стать массовым аппаратом для любых телеграфных линий. Приказ НКПиТ от 1 декабря 1930 года №НТУ/732 как нельзя лучше отражает дух времени, подход к делу и отношение к людям (орфография сохранена): «Учитывая громадное значение применения телеграфного стартстопного аппарата для низовой связи, испытание которого дало хорошие результаты, выражаю благодарность технику-изобретателю Леониду Ивановичу Тремль, непосредственно выполнявшему этот аппарат. Одновременно, отмечая бескорыстное отношение тов. Тремль, выразившееся в отказе от причитающейся ему премии согласно существующего законодательства, а также в передаче своего изобретения в собственность Наркомпочтеля, выдать т. Тремль Л.И. 5000 рублей и предоставить ему санаторное место для соответствующего лечения». С целью освоения аппарата в производстве Л.И. Тремль с тремя сотрудниками был командирован на завод № 1 треста «Промсвязь». Уже к концу 1931 г. была разработана конструкторская документация и подготовлены инструменты для изготовления аппарата. Несмотря на это, серийное производство удалось наладить только спустя год. Зато потом в течение всех 30-х годов аппарат был очень востребован (скорость его передачи составляла 450 знаков в минуту) и лишь перед Великой Отечественной войной начал заменяться более совершенными отечественными стартстопными аппаратами СТ-35. Другим важным достижением в этот период была разработка аппаратуры надтонального телеграфирования при участии В.А. Дубовика, К.В. Шумятского, Г.В. Добровольского, П.Г. Хрупова и других специалистов. Информация для сведения: Дубовик Владимир Афанасьевич (1901 – 1954) В.А. Дубовик – крупный специалист в области телеграфии, кандидат технических наук. … Работал в ЦНИИС с 1927 г. … В 1930 г. она была испытана на телефонной магистрали Москва-Ленинград. Спектр частот, предоставлявшийся для надтонального телеграфирования, находился в пределах 6100 – 9100 Гц, допустимая скорость телеграфирования – 80 Бод, дальность телеграфирования 400-500 км. Затем этой аппаратурой были оборудованы магистрали Москва — Горький, Москва — Вологда, Москва — Харьков, Москва — Свердловск и другие. Большого развития система надтонального телеграфирования в то время не получила, так как требовала организации специальных промежуточных усилителей и позволяла получать лишь три телеграфных канала. Опыт разработки надтонального телеграфирования позволил позже разработать аппаратуру тонального телеграфирования (то есть в полосе частот телефонного канала).

1.4.4. Дальняя связь

История дальней связи начинается с того момента, когда на металлических цепях появились первые усилительные устройства. Ещё в 1919 г. Валентин Иванович Коваленков запатентовал усилитель двустороннего действия. Первая отечественная телефонная трансляция была применена на линии Москва – Петроград. Позже усилители тональной частоты позволили организовать разветвленную сеть с каналами большой протяженности. Сотрудники научно-испытательных станций и лабораторий внесли большой вклад в развитие дальней связи, осуществляя внедрение первых отечественных телефонных трансляций. Эти работы базировались на серьёзных теоретических исследованиях, проведённых учёными того поколения. В первую очередь, следует отметить труды профессора Н.А. Баева, создавшего теорию низкочастотных усилителей для линий большой протяжённости. Информация для сведения: Баев Николай Александрович (1*** – 1954) Н.А. Баев – видный учёный в области дальней связи… (следует найти краткую биографическую справку) Позже были проведены исследования по теории устойчивости линий с усилителями, по коррекции искажений, а также была разработана методика настройки таких линий. Основными участниками этих работ были Н.А. Баев, Г.П. Дивногорцев, Д.И. Осипов, С.А. Зарин. В Ленинграде под руководством П.А. Азбукина и Я.О. Великина была создана установка высокочастотного телефонирования. Она начала действовать в мае 1926 г. на линии железнодорожной связи Ленинград – Бологое. Так были сделаны первые шаги на длительном пути совершенствования техники передачи в отечественной дальней связи. Эра электронных ламп, в аппаратуре проводной связи, начавшаяся с разработки усилителей тональной частоты, продолжалась в нашей стране около сорока лет, то есть до начала шестидесятых годов XX века. Все эти работы явились предпосылкой к качественно новому этапу эволюции отечественной дальней связи, которым стало освоение высокочастотного диапазона для передачи телефонных сигналов по проводам.